Богдан Мамонов

mamonov_08_0Богдан Мамонов (р.1964) – художник, куратор, художественный критик, автор инсталляций, живописи, видео и слайдфильмов, перформансов и книжных иллюстраций. Окончил Московский полиграфический институт, участвовал в «Группе без названия». Впоследствии совместно с Валерием Айзенбергом, Лизой Морозовой и Антоном Литвиным основал программу Escape – самое яркое художественное сообщество начала 2000-х, в составе программы был номинантом премий «Черный квадрат» и «Арсенале», представлял Россию на 51-й Венецианской биеннале. Является куратором частной галереи в Таллине. Работы находятся в собрании Третьяковской галереи, в Музее современного искусства Нью-Джерси, а также в частных коллекциях в России, Англии, Германии, Испании, Португалии, Франции, Швейцарии.

Транквилизация памяти

Проект, являющийся частью трилогии «Транквилизация памяти», связан с личностью и архивом моего прадеда Григория Шпейера — немецкого инженера, репрессированного в 1932 году и окончившего свои дни в тюрьме. «Интимная жизнь…» берет свое начало в моем детстве, но соотносится с общим историческим контекстом. Может возникнуть вопрос: почему автор полагает интересным для современного зрителя погружение в мир некоего домашнего архива, в жизнь пусть реального, но все же малопримечательного человека?
Я убежден, что сегодня для общества необычайно важен пересмотр истории. В отличие, например, от Германии, в России так и не произошло подлинного анализа итогов ХХ века. Целый исторический пласт благополучно осел в недрах коллективного бессознательного, что, разумеется, чревато коллективным неврозом, симптомы которого мы постоянно наблюдаем.
Обращение к прошлому носит, таким образом, терапевтический характер, что можно рассматривать на сегодня как главнейшую функцию культуры. Отсюда и название трилогии: транквилизаторы — успокоительные средства. Вместе с тем, слово связано с именем римского историка Гая Светония Транквилла, чей текст оказал влияние на проект. Полагаю, что успешное применение культурной терапии может происходить только в том случае, если история рассматривается сквозь частное бытие персонажа, с которым зритель способен идентифицироваться.

Богдан Мамонов