Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева

vrubel_08_0Персональные выставки в галереях Москвы. Групповые выставки «Советское искусство около 1990 года» (1991-1992, Дюссельдорф-Иерусалим-Москва), Цетинская биеннале (1997), «Скрытое искусство. Нонконформисты в России. 1957–1995» (Москва — Кассель — Альтенбург), участие в спецпроекте 2-й Московской биеннале (2007) и др.

Евангельский проект

Врубель и Тимофеева для иллюстрирования евангельского текста используют визуальный материал, поставляемый международными агентствами для современных средств массовой информации. Решение это вполне обосновано, ведь слово Евангелие обозначает «благая весть», или, если выражаться более современно, «хорошая новость». В этом смысле Евангелие можно считать прообразом современных медиа. Но главная новость, которую Евангелие сообщило миру и которая породила современные средства массовой информации, — это новость о природе самой новости. А именно: это новость о том, что только плохая новость — хорошая новость. Действительно, Евангелие, будучи «хорошей новостью», не сообщает читателю ничего хорошего. Бог умер, его апостолы замучены, общая картина мира не просто печальна, а совершенно ужасна, пред-апокалиптична. Откуда же берется евангельский оптимизм? Очевидно, что он относится не к содержанию новости, а к ней самой, к самому факту того, что она есть новость и что эта новость нова. Мы живем сегодня в мире, который однажды поверил этой новости и верит в нее до сих пор. Работы Дмитрия Врубеля и Виктории Тимофеевой прекрасно иллюстрируют эту структуру современной веры.

Борис Гройс