Известия: На премии Кандинского вспоминали «Черный квадрат» и историю СССР


Иностранные члены жюри оказались дисциплинированнее россиян

Заключительный вечер премии Кандинского-2013 собрал практически весь художественный бомонд. Места в обширном зале бывшего кинотеатра «Ударник» едва хватило всем приглашенным гостям — так, припозднившийся Кирилл Светляков, куратор отдела новейших течений Третьяковки и экспозиционер выставки номинантов прошлого года, какое-то время вынужден был стоять в проходе.

Представление состава жюри напоминало объявление игроков «Что? Где? Когда?» — члены жюри под музыку поочередно входили в зал и садились на места в первом ряду, а их проход в режиме live проецировался на большой экран. Такое начало позволило избежать длительных вступительных речей, а также в ненавязчивой форме показало, кто из членов международного жюри нашел возможность приехать на церемонию лично. Интересно, что иностранцы в этом плане оказались обязательнее.

Поскольку церемония проходит в декабре, буквально просится идея подвести на ней предварительные итоги года, что и было сделано в небольшой видеоподборке культурных событий, состоявшихся «между премией-2012 и премией-2013».

Традиционно на церемонии вручения небольшую лекцию читает художник или искусствовед. На этот раз об «иконе современного искусства» «Черном квадрате» говорила исследователь творчества Малевича Александра Шатских.

То ли приближающийся, то ли наступивший юбилей самого известного супрематического полотна («Квадрат» принято датировать 1915 годом, однако сам Малевич указывал на замысел 1913-го) стал своеобразной «темой» церемонии. Это нашло отражение и в сценографии — черные квадраты экранов, белые квадраты прожекторов, «полые» квадраты внутри сложной сценической конструкции, где обитали музыканты, озвучивавшие вечер.

Один из видеороликов — опрос трех молодых художников «существуют ли для вас иконы в современном искусстве?» — продолжая основную тему, ненавязчиво ввел в официальную часть: ответы на него оказались и представлением номинантов.

Первые годы премию присуждали по трем категориям, однако недавно одна из номинаций отпала: учредители посчитали, что медиа-арт достаточно прочно «встал на ноги» и не нуждается в отдельной поддерживающей номинации.

Но по воле жюри, на две «страты» по-прежнему приходится три победителя: в прошлом году главный приз разделили AES+F и Гриша Брускин, а в нынешнем оказалось сразу два «лучших молодых художника» — Тимофей Парщиков (проект «Times New Roman. Эпизод 3: Москва») и Евгений Гранильщиков (фильм «Позиции»). Последний, кстати, претендовал и на приз в главной номинации (со звуковой инсталляцией «Бегство»).

«Проектом года» ожидаемо был признан проект «Без названия» Ирины Наховой. Впрочем, мнимое отсутствие заголовка отнюдь не делает работу безымянной: напротив, в ней заключен свой концепт. Коллективные фотографии людей с заштрихованными или вырезанными лицами — такой предстает глазами художницы история СССР, где люди вынуждены были существовать «без памяти и без истории». За работу, основанную на материалах семейного архива, Ирина получила премию и приз €40 тыс. «Лучшие молодые художники» удостоены вознаграждений по €5 тыс.

В лонг-лист премии входил и трагически погибший этой весной Владислав Мамышев-Монро. Не вспомнить его было невозможно. Мамышеву-Монро посвятили отдельный большой видеоролик из слайдов прежних лет, где он предстал в самых разных своих амплуа.

В этом году премию Кандинского впервые ожидает музыкальный «постскриптум». На протяжении всей осени в рамках совместного проекта премии и Центра современной музыки Московской консерватории молодые российские композиторы писали сочинения, посвященные работам художников-номинантов.

20 декабря новые пьесы будут впервые исполнены в Рахманиновском зале Консерватории, а перед концертом состоится круглый стол с участием музыкантов и художников. Всего прозвучат шесть сочинений, в том числе связанные с работами трех финалистов — арт-группы Recycle, Анны Желудь и «лучшего молодого художника» Евгения Гранильщикова.

Владислав Тарнопольский