Нахова Ирина

«Рай – это искусственное пространство, абсолютно надёжное и длящееся вечно», – так описывает Ирина Нахова суть и смысл своей инсталляции, в которой находятся ее персонажи. Эти существа буквально обретаются «между небом и землей»: одна группа «вечно входит в воду», другая – «вечно парит в небесах». Налицо пространственная и экзистенциальная диалектика инсталляции «Рай». И эта диалектика более чем характерна для всего творчества Ирины Наховой.

Творчество Ирины Наховой всегда стояло особняком в системе московского концептуализма. Принадлежа к третьему поколению школы, она сумела сохранить в своем творчестве мощный потенциал зрелищности. При том что концептуализм ставит своей эстетической целью не только критику современной ему социальной среды, но и изучение условий функционирования искусства – и как институции, и как изобразительной системы.

Важно отметить радикальность самого жеста художницы. Ирина Нахова фактически инициировала создание жанра, который не существовал на российской художественной сцене, как, смею утверждать, не существовал он и в интернациональном искусстве. Я имею в виду так называемые «Комнаты», которые лишь по формальным признакам напоминают инсталляции или «энвайронменты». Действительно, инсталляция «Рай» – это прямое продолжение «Комнат». Сама логика развития этого нового жанра привела Ирину Нахову, через последовательность созданных ею «Комнат», к пониманию эстетического смысла тотальности.

Ирина Нахова, прекрасно отдавая себе отчет в направленности своего жеста, «искусственно» воспроизводит «идеальное выставочное пространство», населенное «идеальными персонажами». В этом выборе тоже присутствует пафос диалога. На этот раз с таким важным для школы московского концептуализма понятием как «художник-персонаж». Но этим логика создания пространства не ограничивается. Одним из персонажей Ирины Наховой также становится зритель, которому позволено войти в художественное пространство «Рая». Зрителем можно стать, только оказавшись внутри инсталляции, только так можно физически «ознакомиться» с произведением.

В случае Ирины Наховой пространство изображения и пространство экзистенциальных переживаний замыкается на саму художницу, привнося в ее эстетику мощный романтический импульс, который всегда возвращается в искусство, когда оно оказывается на перепутье.

Иосиф Бакштейн