Олег Кулик

KulikВ 1990-е — акции в московских галереях. Персональные выставки в Москве (в том числе в ЦДХ, 2007), Генте, Неаполе. Участник 1-й «Манифесты» (1996), биеннале в Сан-Паулу (1997), Венецианской биеннале (1997, 2003, 2005), «Москва — Берлин» (2002–2004), спецпроектов 1-й и 2-й Московских биеннале (2005, 2007), «Россия!» (Нью-Йорк, Бильбао, 2006) и др.

После долгой и полной опасностей карьеры исследователя границ между животным и человеком Олег Кулик пришел к тому, что когда-то называлось идеологией new age. Сейчас об этом слове и не вспоминают: считается, что обращение Европы в конце 1980-х к древним цивилизациям Востока страдало наивностью и чувством скрытого превосходства. Духовный переворот в художнике совершился во время поездки по степям Монголии. Страны третьего мира давно рассматриваются в современном искусстве как проблемные точки, источник сравнений и сопоставлений тяжелейшего экономического положения маргинальных регионов с картинами нового, прекрасного мира эпохи глобализма. Отсутствие публицистики в видео Кулика выглядит анахронично и свежо одновременно. Он поехал в Монголию за тем же, за чем когда-то Поль Гоген ездил в Полинезию: чувства, ощущения, простота, скромность, просветление и сорокаградусная жара. Так Кулик, имеющий репутацию перфекциониста, внезапно меняет хирургическую точность коллажей и инсталляций на трясущуюся камеру в духе движения «Догма» Ларса фон Триера. И у Триера, и у Кулика задача одна: снять так, чтобы было похоже на жизнь, а не на выдумку. Конечно, чужая культура, как бы привлекательна она ни была, предстает перед нами лишь своей солнечной стороной. Но человек с опытом вживания в другую жизнь обладает огромным преимуществом в своей культуре. Кулик-художник по крайней мере логически завершил свою эпопею, оказавшись там, где человек и животное существуют в глубоком и естественном симбиозе.
Валентин Дьяконов