Сокол Хаим

Автор показывает Рим с изнанки, с черного входа, Рим , в котором революция перемешалась с бедным мигрантским бытом, как в прозе Андрея Платонова, к поэтике которого художник аппелирует уже не первый раз. С другой стороны этот быт обретает монументальный масштаб, как бы реализуя заложенный в нем эмансипаторный потенциал. Сам художник признается : «… история не умерла, но спряталась во время игры «в прятки» в унылой повседневности. И с тех пор сидит там, всеми забытая.Чтобы разыскать ее, нужно вернуться в детство, когда знание дано нам не в опыте, но лишь в памяти подсознания и в воображении. И вот, водосточные трубы становятся бюстами героев революции, старое пальто — монументом павшим, половая тряпка превращается в знамя, а триумфальная арка — в пролетарское общежитие».