Спецпроект Бориса Орлова «Фантомные боли» в Государственной Третьяковской галерее

Культурный Фонд «АртХроника» и Государственная Третьяковская галерея представляют спецпроект: Борис Орлов. «Фантомные боли». 1 марта — 23 июня, ГТг, Крымский вал 10, зал №38

Фантомные боли

Для своего проекта я выбрал медицинскую метафору, которую можно распространить на историю душевной жизни человека или на историю общества. При фантомных болях нечто утраченное, ампутированное напоминает о себе как реальное. Бывает, что утраченная часть отсечена давно, но навязчивое чувство не отпускает человека до самой смерти. Для некоторых фантомные ощущения становятся источником назойливой тревоги или плодотворным ресурсом. У художников и писателей именно из фантомных болей часто рождаются лучшие произведения. Так появились бунинские «Темные аллеи», поздние серии картин Олега Васильева или грандиозные инсталляции Ильи Кабакова.

Я разделил проект на две части. Первая часть – «Безжалостный Хронос», вторая – «Опыты реставрации».

Безжалостный Хронос

Оборачиваясь назад, я вижу, что тема времени – сквозная для всего моего творчества. Мне довелось быть свидетелем эпохального перелома в жизни нашего государства и общества, краха СССР, и вот уже более 20 лет я живу в другой стране, а не в той, где родился. Половина моей творческой жизни прошла в том, навсегда отрезанном времени. В этом оторванном от настоящего куске жизни было мое детство, колыбель творчества для всякого художника, были война, победа, разруха, сталинизм, оттепель, начало сознательного творчества, андеграунд, перестройка, революция 1991 года…

Как изобразить время, безжалостно пожирающее то, что само породило? Мне пришла в голову мысль противопоставить разнородным эпизодам меняющегося времени константу, некую prima materia, ту первичную материю, из которой все возникает и в которую все возвращается. Я решил, что эту роль, роль Хроноса, бога времени, исполнит растительный орнамент, который, как платоновские эйдосы, вечен, неизменен, равнодушен и бесконечен в своем равнодушии.

Опыты реставрации

Культурная память равнодушна к политическим и нравственным оценкам. В музее все вещи этически равноценны. Римская, наполеоновская и советская империи породили волны ужасов и злодейств, но культурная память бережно хранит и реставрирует их наследие.

Сейчас, как это не раз уже случалось в нашей истории, разорваны культурные связи между прошлым и настоящим. И, как всегда после таких разрывов, сильны фантомные боли.
Таяние образов прошлого и желание сохранить их контуры, вернуть им темнеющую яркость, стали темой этого проекта.

Б. Орлов