Тимофей Парщиков

parchikovРодился в 1983 году в Москве. Окончил Всероссийский государственный институт кинематографии им. С.А. Герасимова (2006) и Высшие режиссерские курсы (2009). Участник выставочных проектов в Москве, Красноярске, Венеции, провел ряд персональных выставок в Москве, Мадриде, Реджо-Эмилии.

Во все времена каждая новая политическая или финансовая элита испытывает потребность идентифицировать себя с классической культурой. Таким образом она демонстрирует свою легитимность и подчеркивает закономерность наследования истеблишменту предыдущей эпохи.

Завоевав античную Грецию, римляне принялись массово воспроизводить греческие скульптуры. Греческая культура к повторению своих образцов относилась прохладно. Для них это был, как сейчас бы сказали, безвкусный китч. Тем не менее римские копии стали образцами высокой классической культуры, а массовость их производства не привела к уменьшению культурной ценности. Так, когда в Риме в 1930-е годы наткнулись на целую фабрику копий Венер и Аполлонов, различавшихся только степенью сохранности, они сразу же разошлись по лучшим музеям Италии. Римские копии служили примером ренессансным скульпторам, а тех копировали во все последующие эпохи. В результате сегодня в Лувре наравне сосуществуют три копии Геракла Фарнезского — XVI, XVII и XVIII веков.

Скульптуры из гипса и мрамора, продающиеся вдоль американских, европейских, а сегодня и китайских и российских дорог, продолжают эту традицию. Стремительное появление новой русской элиты, аккумулировавшей огромные деньги и власть, требует очередного возвращения «римлян», на сей раз в московский регион. Если социальный механизм обращения к классике останется прежним, то и современные московские копии должны вскоре занять свое место в музеях.