Победители 13-й Премии Кандинского 2021

По итогам голосования международного жюри победителями 13-й Премии Кандинского в номинациях ● «Проект года» ● «Молодой художник. Проект года» ● «Научная работа. История и теория современного искусства» стали:

Номинация «Проект года»

Кузькин Андрей  Молельщики и герои

Номинация «Молодой художник. Проект года»

Мохрякова Альбина  Рой

Номинация «Научная работа. История и теория современного искусства»

Осминкин Роман ● Коллективные формы художественного перформанса в России начала ХХI в. (Рукопись)

- — - — -

Видеозапись онлайн-трансляции церемонии награждения победителей, прошедшей 17 ноября 2021 г. в Московском музее современного искусства

- — - — -

Произведения номинантов, финалистов и победителей 13-й Премии Кандинского представлены на выставке в Московском музее современного искусства на Петровке-25, с 13 по 21 ноября 2021 года.

● ● ●

О выставке номинантов

Ирина Горлова, экспозиционер выставки номинантов 13-й Премии Кандинского:

«Как нам пережить настоящее»

«Художник есть рука, которая посредством того или иного клавиша целесообразно приводит в вибрацию человеческую душу» — Василий Кандинский, «О духовном в искусстве»

Выставка Премии Кандинского второй раз расположилась в анфиладах здания Московского музея современного искусства на Петровке. В этом году по итогам голосования экспертного совета в лонг-лист вошли не привычные тридцать номинированных произведений искусства и искусствознания, а тридцать четыре: шестнадцать «проектов года», одиннадцать «молодых художников» и семь книг, среди которых две неизданных рукописи. В числе экспонентов выставки как номинанты и даже лауреаты прошлых лет (Виктор Алимпиев, Ян Гинзбург, Полина Канис, Ирина Корина, Алексей Корси, Андрей Кузькин, Таус Махачева, дуэт МишМаш, Александр Морозов, ::vtol::, Альбина Мохрякова, Павел Отдельнов, арт-группа «Провмыза», Роман Сакин, Мария Сафронова, Данила Ткаченко, Артём Филатов, Владимир Чернышев), так и новые имена (Алиса Горшенина, Иван Горшков, Екатерина Муромцева, Алексей Панькин, Иван Петрокович, Ульяна Подкорытова, Анна Ротаенко, Егор Федоричев). Многие из выдвинутых на Премию Кандинского произведений являются большими персональными выставками, прошедшими в последние три года на различных площадках Москвы, Петербурга и Нижнего Новгорода, а также сайт- специфик проектами, которые в экспозиции показаны в формате специально адаптированных авторами версий.

Несмотря на разный возраст участников, их приверженность различным стилям и форматам, техникам и технологиям, выставка обнаруживает сходство интересов номинантов Премии. Экспозиция выстраивается в повествование, главным сюжетом которого является переживание настоящего: через осмысление истории, размышления о судьбах человека и человечества, исследование техногенных и социальных катастроф, ежедневные практики, фиксирующие трансформации текущего состояния повседневности, в которой слышатся отголоски событий охваченного пандемией, вспышками межнациональных конфликтов, религиозных и идеологических войн и природными катаклизмами мира. Образы современности проступают и в препарированных картинах, заимствованных из истории искусства, как классического, так и недавнего прошлого. Из калейдоскопа реальности вырастают и новое «мифотворчество», и новый «реализм», а также подсказанные настоящим сценарии будущего.

Несмотря на то, что современное российское искусство давно уже интегрировано в международные художественные процессы, а многие номинанты Премии Кандинского учились, создавали свои произведения и выставляются в различных странах мира, большинство из представленных работ посвящено пропущенной через призму современности истории «этой страны». «В этой стране» — фраза, с которой начинаются сочинения сегодняшних школьников о жизни в СССР, похожие на предания далекой старины, где вымысел притворяется реальностью. В отличие от юных рассказчиков из одноименного видео Екатерины Муромцевой, художники в своих актуализирующих память о прошлом повествованиях об «этой стране» опираются на подлинные документы, воспоминания очевидцев и сохранившиеся реалии. В этой стране города строили вокруг заводов, отходы которых превращали озера в наполненные ядовитой, раскрашенной в фантастические цвета жидкостью водоемы и залитые блестящей черной нефтью бассейны. В этой стране люди жили в одинаковых домах, которые они строили в прежде необитаемых, промерзлых, покрытых снегом большую часть года землях. Они работали на химических заводах, рыболовецких комбинатах, в специальных закрытых бюро и шарашках. Они сражались на самой страшной войне и сидели в исправительно- трудовых лагерях. Они были жертвами и героями, «врагами народа» и передовиками производства. Они были разных национальностей и берегли свои традиции, несмотря на то, что все были гражданами страны, которая ставила целью построение будущего, не помнящего прошлого. Память о них всё же хранят архивы, доступ в некоторые из них ограничен, музеи, которые иногда подвергаются расформированию, передающиеся из поколения в поколения семейные истории и сухие документы, сегодня подчас оказывающиеся более красноречивыми, чем романы. Некоторые из обитателей этой страны стали художниками, скульпторами, музыкантами, поэтами, архитекторами, учеными, но большинство, как и в любой другой, были просто людьми, имена которых растворились в потоке истории. Размышляя об их судьбах сегодня, новые художники помещают так и оставшиеся непрочитанными «личные дела» в ящики, складывающиеся в картотеку, воспаряющую над выставочным пространством недоступным облаком-дирижаблем, сооружают похожие на ячейки колумбариев мрачные пантеоны, располагая в них миниатюрные фигурки, вылепленные из хлеба, самого «живого», по словам Андрея Кузькина, «материала для изображения тела человека — тела изменяющегося, бренного, страдающего». Думая о визуальных образах, возможных в незнающей гармонии современности, художники населяют пространство экспозиционных залов гипертрофированными, травмированными фигурами. Они заставляют зрителя проживать еще и еще раз смерть своих героев, одушевляя мертвые тела, принимающие конфигурации композиций из истории искусства и знаковых образов современной культуры. Они разрушают изображения, переводя их растекающиеся потеками краски «останки» на грубо стыкованные куски брезентовых тканей, напоминающих о военных палатках. Или реконструируют несохранившиеся картины по каталожным названиям, создавая пространственные ребусы, сознательно и последовательно следуя за теми, кого выбирают «учителями». Они заимствуют у героев своих проектов отброшенные настоящим атрибуты жизни, а также их рассказы, которые становятся частью новых историй. И включают, пусть на мгновение, свет в окнах опустевших домов, составлявших еще недавно живые города. Они пишут картины, где мир детства оказывается миром страха и пустоты, живущим в ожидании новой войны. И сооружают из ржавых труб музыкальные инструменты, в звучании которых слышен тревожный набат. Они записывают песни молодых людей, призывающие к последнему бою. И сочиняют новые, слова которых поглощают напряженные звуки современности, раздающиеся ускоряющейся барабанной дробью.

Размышляя о прошлом, художники с тревогой думают о будущем. Настоящее же им видится в гибридных, часто сюрреалистических образах. Жизнь, опрокинутая всеобщей вынужденной изоляцией, складывается из множества мелочей, превращающихся в ритуальные действия. Мир представляется клубком из наслаивающихся друг на друга и сталкивающихся друг с другом материалов и форм, фактур и поверхностей, понятий и смыслов. Границы между подлинным и обманным, серьезным и легковесным, реальным и виртуальным кажутся всё более эфемерными. А «ошибки» захватывающих пространство жизни умных машин становятся фактором искусства, а возможно, и фактором, определяющим будущее.

Иногда наблюдения за настоящим и размышления о прошлом становятся питательной средой для сложения новых мифов, в которых в роли богинь или духов земли выступают художницы. Авторы нового русского эпоса, примеряя «костюмы» главных действующих лиц, окружают себя свитой из тотемных животных и диковинных персонажей, визуализирующих образы из старинных сказок, легенд и современных комиксов.

Анализируя прошлое и рисуя картины настоящего, художники думают и о том, как обезопасить реальность, как изменить этот мир или хотя бы его восприятие к лучшему. И тогда они превращают воспоминания о детстве в гипертрофированные фантомные фигуры, в которых любимые мультипликационные и книжные герои обретают тела-оболочки, напоминающие о пережившей ушедшую эпоху архитектуре. Или изучают и измеряют окружающее пространство при помощи странных изящных конструкций-приборов с целью гармонизации мира и изгнания призраков, не терпящих измерения. Они сооружают механизмы, которые умеют слушать и ощущать природу и переводить ее нерукотворные орнаменты в звуковые композиции. И размещают автобусную остановку в лесу, где нет дорог и не может быть транспорта, превращая условного пассажира в уединенного созерцателя. И, наконец, закладывают ботанический сад, «Сад им.», делегируя растениям функцию хранилища памяти. Сад, в котором «расцветают сто цветов», объединяющие и обеспечивающие символическое бессмертие всем покинувшим земной мир, в честь которых высажены растения. Ведь, согласно герою произведения Полины Канис философу и ученому Петру Алексеевичу Кропоткину, взаимодействие является «ключевым фактором развития жизни». И хотя хлебные люди Кузькина сидят в обособленных крошечных капсулах-клетках, вместе они образуют множество, так же, как и одиночные пикетчики Екатерины Муромцевой. А поединок барабанщиц и их соперниц, в котором всё нарастающий звук стремится победить слово, наполнен не только ощущением готовой разразиться катастрофы, но и приводящим «в вибрацию человеческую душу» сотворчеством, обещающим спасение.

● ● ●

В числе экспонентов выставки как номинанты и даже лауреаты прошлых лет (Виктор Алимпиев, Ян Гинзбург, Полина Канис, Ирина Корина, Алексей Корси, Андрей Кузькин, Таус Махачева, дуэт МишМаш, Александр Морозов, ::vtol::, Альбина Мохрякова, Павел Отдельнов, арт-группа «Провмыза», Роман Сакин, Мария Сафронова, Данила Ткаченко, Артем Филатов, Владимир Чернышев), так и новые имена (Алиса Горшенина, Иван Горшков, Катя Муромцева, Алексей Панькин, Иван Петрокович, Ульяна Подкорытова, Анна Ротаенко, Егор Федоричев) / страницы участников см. ниже /

Многие из выдвинутых на Премию Кандинского произведений были показаны на больших персональных выставках, прошедших в последние три года на различных площадках Москвы, Петербурга и Нижнего Новгорода, а также сайт-специфик проектами, которые в экспозиции показаны в формате специально адаптированных авторами версий.